А.В. Болдырев МТС – ПРОШЛОЕ ИЛИ БУДУЩЕЕ?

17.03.2016

А.В. Болдырев МТС – ПРОШЛОЕ ИЛИ БУДУЩЕЕ?

          Когда я смотрел фильм «Последний хлеб» , снятый в 1963-м году, обратил внимание на один момент. Сюжет фильма начинается с конфликта между стариком Якушенко и механиком, который снял с его комбайна запчасти и поставил на другие. Количества и номенклатуры имеющихся в колхозных мастерских запасных частей не хватило, чтобы укомплектовать весь машинный парк. Ситуация не сказать, чтобы правильная, но и необычной её назвать нельзя. Герои находят запасные части на МТС – машинно-тракторной станции. Почему они называют её МТС, ведь по всей стране шла реорганизация МТС в РТС – ремонтно-технические станции? Что это? Инерция или ошибка создателей фильма? А может быть, еще не по всей стране МТС реорганизовали на время создания фильма? Или свой рассказ Вадим Трунин писал еще до реорганизации?
          В общем, появился повод заглянуть в историю машинно-тракторных станций. Вспомнить, что это были за предприятия. Какую роль сыграли они в жизни страны? Почему лично И.В. Сталин ратовал за их сохранение? Можно ли воспользоваться их опытом?
          С тем, что трактор на порядок эффективнее тяглового скота никто спорить не собирается. С тем, что грузовик быстрее и больше везет, чем телега – аналогично. Широкое внедрение техники выдвигалось как одно из условий стремительного роста эффективности сельского хозяйства в СССР. С другой стороны, нужно понимать, что трактор не может существовать сам по себе. Вокруг него должна создаваться целая инфраструктура, даже культура в какой-то степени. Трактор – это горюче-смазочные материалы, которые должны быть доставлены, сохранены, учтены, заправлены в трактор. Трактор – это специфическое ремонтное оборудование и запасные части, которые должны быть где-то установлены и храниться. Оборудование это часто с электроприводом, а значит, должна быть подведена электроэнергия. Трактор – это трактористы, механики, электрики и другой технический персонал. Трактор – это «Руководства по эксплуатации», «Каталоги запчастей», «Справочники по ремонту» и масса иной литературы. Может ли колхоз позволить себе всё это? Сколько колхоз должен недоплатить своим колхозникам, чтобы приобрести один трактор? С другой стороны, имеет ли смысл создавать всё это в отдельном колхозе ради одного-двух, ну пяти тракторов?
          Исходя из этих соображений, практически параллельно с созданием колхозов стали создаваться машинно-тракторные станции. Первой считается созданная в 1927-м году Шевченковская МТС . Это были государственные предприятия. Механизаторы, механики и другие работники МТС, несмотря на то, что жили на селе, имели статус рабочих и служащих государственных предприятий. Обратим внимание на этот момент. Далее мы остановимся на нем подробнее. МТС позволяли использовать технику на договорной основе в колхозном, совхозном и даже личном хозяйствах без больших капитальных вложений. Быстрее шло обновление машинного парка. Обеспечивалось качественное обслуживание техники, облегчалось централизованное снабжение запчастями и ГСМ и пр. После Великой Отечественной войны по примеру СССР МТС создавались в Болгарии, ГДР, Чехословакии, Польше и даже Афганистане.
          Понятно, имелись недостатки. Один из таких случаев показан в фильме «Председатель», когда нужно было хлеб убирать, а на МТС вся техника уже была распределена. Ясно, что данный эпизод был включен в фильм, как оправдание реорганизации МТС.
          После Великой Отечественной войны в СССР стали раздаваться голоса в пользу упразднения МТС и передачи техники колхозам. Основными мотивами были снятие с государства бремени содержания сельхозтехники и возросшее благосостояние колхозов, способных на тот момент оплатить покупку и содержание техники. Против этого решительно восстал лично И.В. Сталин в своей статье «Ответ товарищам Саниной А.В. и Венжеру В.Г.», опубликованной в книге «Экономические проблемы социализма в СССР» . Казалось бы, люди пекутся о государственном благе. Однако здесь были затронуты важнейшие основы СССР как экономические, так и идеологические.
          Здесь мы сделаем отступление и попытаемся разъясниться с этими вопросами. Начнем с того, что в СССР допускалось существование следующих форм собственности: государственная, колхозно-кооперативная и личная. Делалась установка на приоритет собственности государственной, как переходной к собственности общенародной, при которой достигалось общее управление и планирование экономики. Колхозная собственность должна была постепенно становиться собственностью государственной. Средства производства, к коим относились, в том числе земля  и сельхозтехника, за редким исключением  относились к собственности государственной. С точки зрения обычного не особенно сознательного гражданина, не посвященного в тонкости идеологии и экономики, разницы особой не было: государственный трактор или колхозный – всё одно не мой. Но с точки зрения государственной идеологии и экономического устройства разница была колоссальная. Начнем с того, что в СССР рынка средств производства не было. Попадая с завода в МТС, трактор или комбайн не менял собственника. Он оставался в собственности государства, следовательно, не было акта купли-продажи и, соответственно, товарно-денежных отношений. Передача трактора колхозу означала переход его от одного собственника к другому, а значит, акт купли-продажи и товарно-денежные отношения. Если товарно-денежные отношения допускались как временное явление в области товаров личного пользования, то в области средств производства это исключалось в принципе. С одной стороны это противоречило идеологической установке на всенародную собственность. С другой – это вносило сбой в сложный, отлаженный до мелочей механизм государственной экономики. Кроме того, наличие трактора в собственности колхозной, то есть иной по сравнению с государственной, было прямым ударом по государственному устройству СССР. И Сталин прямо об этом пишет: «… колхозы стали бы собственниками основных орудий производства, т.е. попали бы в исключительное положение, какого не имеет у нас ни одно предприятие, ибо, как известно, даже национализированные предприятия не являются у нас собственниками орудий производства. … Не вернее ли будет сказать, что такое положение могло бы лишь отдалить колхозную собственность от общенародной собственности и привело бы не к приближению к коммунизму, а удалению от него?
Из этого получилось бы … расширение сферы действия товарного обращения, ибо колоссальное количество средств сельскохозяйственного производства попало бы в орбиту товарного обращения.»
          Являясь плотью от плоти созданного им государства, Сталин тонко улавливал, чем могут угрожать в стратегической перспективе предложения, направленные, вроде бы во благо государства. Именно поэтому и восстал против реорганизации МТС.
          Случайно или нет, но после смерти Сталина, одним из первых действий нового руководства СССР стала реорганизация МТС с передачей техники в колхозную собственность. Дальше, с косыгинскими реформами, в социалистическом планировании появилась прибыль. До развала СССР и ликвидации сталинской модели экономики оставалось совсем чуть-чуть.
          Любопытно, но идея МТС начинает оживать в современных условиях. Сельхозпроизводители, будучи не в состоянии самостоятельно закупать и содержать дорогостоящую технику, часто оказываются готовы брать её в краткосрочную, в том числе сезонную аренду. И уже появляются компании, готовые такие услуги оказывать. Пожалуй, опыт МТС может пригодиться и в современных условиях


Просмотры: 694

Возврат к списку