Магнитов С.Н. ПРОХАНОВ: ХОЛОДНАЯ ПРОТИВ ГОРЯЧЕЙ

25.05.2017

Магнитов С.Н. ПРОХАНОВ: ХОЛОДНАЯ ПРОТИВ ГОРЯЧЕЙ

1.
Тезис Проханова, высказанный у Соловьева 16.4.2017 года вызвал споры. Тезис был такой: «Надо начать холодную войну, чтобы не допустить горячей».
Спор разгорелся вокруг двух противоположных позиций: 1. Умелое ведение холодной войны предупреждает возгорание горячей 2. Холодная война провоцирует горячую, потому что признает статус отношений как военный.
Надо разобраться.

2.
Я бы начал с различия и предпочтения того, что сам пережил в 90-е и сего дня.  
В 90-е не было холодной войны, зато постоянно возникали горячие на нашей же территории. Бесконечные уступки от слабости. Зато хорошее отношение со стороны «партнёров». Тогда я считал дни, когда Россия прекратит существование, только занимался расчетами, откуда пойдёт очередной горячий конфликт. То есть для меня было понятно: если слабая страна, то «горячие» конфликты неизбежны, причём по всей территории. И чем слабее страна – тем больше «горячих» конфликтов по самым разнообразным причинам. И еще удивительная закономерность: чем слабее страна, тем больше возникает конфликтных причин для «горячей».  
То есть мне понятно, что причина войн не только в силе одной стороны, но и в слабости другой. Сильная стороны будет всегда мыслить просто: свято место пусто не бывает. А слабость и есть пустота.
Отсюда я всегда и размышлял, как быть, если тебя провоцируют к войне: отвечать или уступать?  
На второй вопрос я ответил: уступки не решают проблемы, а только разжигают аппетит. То есть уступать бессмысленно.  
Но и горячие войны – тупик.
Тогда получается, что ведение холодной войны показывает наш настрой не уступать и принуждать к миру. То есть холодная война в первую очередь демонстрация силы, которая останавливает агрессивные замыслы. В этом смысле умелая холодная война действительно останавливает горячую.

3.
Но есть люди, которые считают, что само выведение понятия войны в оборот провоцирует горячие войны признанием такого статуса отношений. Хороший вопрос. Термин недипломатичный. Заметим, что эти слова в официальном процессе не употребляются. Тем не менее, в обиходе и медийном пространстве  эти слова есть. Так стоит ли прямо и однозначно объявлять намерения и формат отношений? Тоже хороший вопрос. Я попробую подумать вслух.
Чего добивается Проханов столь сильными выражениями? Допустить, что он сорвался и поимпровизировал, не можем – не тот класс политика и идеолога.
В подобных заявлениях есть своя психоделика – мол, мы знаем о ваших планах, поэтому разоблачаем вас нашим заявлением. Этот эффект есть, и Проханов о нём знает. То есть если мы больше не признаем дипломатических фигур речи, значит озвучиваем свою позицию прямым текстом и точными словами. Смысл прост: если вы ведете против нас войну тайную, то мы её вытаскиваем наружу и принуждаем вас вести её в открытую. Заявления Проханова направлены больше на разоблачение тайных происков. Само открытие замысла оппонента его обезоруживает. Но так как само разоблачение беззубо, то объявление холодной войны имеет психоделическое значение и вполне может остудить «горячие» намерения.  
То есть Проханов выводит противостояние из подполья наружу и предлагает отрытую холодную борьбу, что конечно же озадачивает противника, который вольно себя чувствовал в подполье и за кулисами.  
В чем преимущество психоделики Проханова для нас?
Давно известно, что мы не сильны в теневом противостоянии, но сильны, когда ясен и понятен неприятель. Так вот если его открыть, если дать формат борьбы – то автоматически мобилизуется, усиливается вся страна, каждый начинает понимать, где его маленький фронт и в чем будет его маленькая победа. То есть Проханов фактически мобилизует массы на свои малые битвы, что выливается затем в демонстрацию «Бессмертного полка», который, конечно, является апофеозом демонстрации «холодного вооружения» страны.

4.
Однако я бы хотел перевести категорию войны в другую - в категорию конкуренции, потому что холодная война суть конкуренция. Это может быть спорным тезисом, но понятным для масс. Конкуренция – это соревнование, поединок, борьба в легальном поле, которая, не будем забывать, может заканчиваться разорением, банкротством и прочими военными неприятностями. Так вот если мы научимся конкурировать во всем, то нам не нужны будут ни понятия холодной, ни понятия горячей войны. Китай тому пример. Они говорят просто: мы не будем с вами воевать, мы придём и будем здесь жить.  
Поэтому следует обратить внимание на то, что именно после «Бессмертного полка» количество реверансов, соглашений, контрактов, признаний, уважения и проч. к нашей стране невероятно возросло. Со стороны Китая, заметим, в первую очередь. Это значит, действительно «холодные технологии» охлаждают горячие головы.
Так значит Проханов прав?  



Просмотры: 167

Возврат к списку