Оленин П. ДОЛЖНЫ ЛИ ДЕТИ РАБОТАТЬ?

16.08.2016

Оленин П. ДОЛЖНЫ ЛИ ДЕТИ РАБОТАТЬ?

           Опыт общения с родителями на тему, вынесенную в заглавие, в течение десяти лет показал важную эволюцию. Берем только отношение к летнему периоду, труду летом. Ещё десять лет назад массовое убеждение родителей состояло в том, что дети должны летом отдыхать. Это советский ещё обычай и ему следовали люди, пропитанные советским летом как отдыхом.  

          Сегодня ситуация изменилась. Появилось масса родителей, которая не столько усомнилась, в том, можно ли отдыхать целых три месяца, ничего не делать, а в том, можно ли вырастить себе помощников, просто работоспособных людей, если они фактически до 17 лет не трудятся вообще? 

          DSC01650.JPG

          Подталкивает к этому вопросу летний бюджет. Ведь летний «отдых» стоит родительскому бюджету значительных денег, гораздо больших, чем в другие периоды жизни – ведь не секрет, что отдых плавно переходит в развлечение детей, а практически любое развлечение, возьмём одно только путешествие в парк развлечений – это минимум тысяча. Не говоря уже о затратах времени, сил, и собственных родительских затрат на те же аттракционы. При этом видно, что уже 13-летний человек – это вполне рабочая сила. А так как стоимость развлечений по возрасту меняется в сторону удорожания – давайте теперь мне скутер, буду кататься, - то у родителей возникает вопрос: а что с этим делать? И самое интересно, что удовольствия приобретают все более неконтролируемый и опасный характер. Ведь последний пример с гибелью детей на озере говорит не только о халатности педагогов, а о самой ситуации, когда масса подростков, сгорая от безделья и скуки, потребовала развлечений! И педагоги «повелись» на требования подростков. Это скрывается, но это факт. Когда я узнал, что там были московские дети, мне картина стала ясна: избалованные бездельники-москвичи приехали за драйвом – так подайте их нам! Это не извиняет педагогов, которые пошли на лодках в шторм, но ставит проблему, которую я называю геометрической прогрессией удовольствий, когда к 15 годам молодой человек получил все удовольствия и требует «по максу» (по максимуму). То есть прежнее удовольствие уже неудовлетворительно! И их повтор – обвинение родителям. 

          И настроения меняются в одну сторону: дети должны хотя бы на удовольствие зарабатывать сами. Более продвинутые родители столкнулись с другой проблемой, как правило, на примерах родителей с более старшими детьми, – полной непригодности детей к практической жиз-ни, когда ребёнка уже невозможно заставить работать. То есть они увидели, что если ребёнка не приучить работать в десять лет, то в восемнадцать это делать поздно. И массы молодых людей идут по «наклонной» – клубы, алкоголь, наркотики, экстремальные способы самоутверждения. И становится понятно, что в непригодности виноваты родители, которые просто не приучили детей к труду и трудностям. 

          И вот интересное явление теперь родители готовы платить за то, чтобы приучили к труду их детей! И это явление не разовое, а уже массовое. И первые же опыты говорят о мощном эффекте, когда спустя неделю, по общему признанию, приезжает «другой ребёнок». 

          Но есть оппозиция: мол, ребенок не хочет, не надо заставлять. Обнаружилось интересное явление. После первой рабочей недели, вроде бы уставший ребёнок, на третий день хочет обратно – работать. Отчасти это на контрасте – после деревни, после фермы, - опять квартира и телевизор, - у молодого человека, который испытал напряжение сил, трудовой драйв, получение реального заработка, возникает сенсорный голод – его можно назвать и жаждой деятельности, самоутверждения, любопытством к жизни. Действительно, то количество нового, что ребенок получает на ферме, огромно. Открывается новый мир животных, их привычек, забавных проявлений, открывается новое понимание вроде бы простых вещей: например, профессиональный сбор ягод (то есть с нормой и заданной мерой интенсивности сбора) это уже тяжёлый труд в сопровождении гнуса, а не просто приятная прогулка по лесу. Есть и вещи, которые лично меня удивили: все дети панически боятся насекомых, особенно пауков, не говоря уже об укусах оводов, ос. Я это прошел в глубоком детстве и проблем не испытывал. Возникает вопрос, а когда их приучать не бояться? Лет в семнадцать? А если встреча с пауками произойдёт внезапно? Истерики неминуемы. А вот опыт спокойной адаптации – наблюдение, борьба с пауками, недопущение укуса ос, - показывает, что уже после нескольких сюжетов ребёнок спокойно относится к насекомым и не травмируется. 

          Официальная позиция идет еще со времен, когда большевики боролись за власть и обвиняли царизм в использовании труда детей. И в труде детей виделось одно – эксплуатация. Отменили детский труд – получили уже в брежневские времена другую крайность – полное нежелание работать. Может быть, пора от крайностей перейти к разумному введению детей в реальное, а не на словах, трудовое воспитание. А то слова есть, а труда нет!  



Просмотры: 632

Возврат к списку