А.В. Болдырев ПЕНСИЯ: ПРОВОДИЛИ НА ЗАСЛУЖЕННЫЙ ОТДЫХ ИЛИ ВЫКИНУЛИ ИЗ ЖИЗНИ?

13.04.2016

А.В. Болдырев ПЕНСИЯ: ПРОВОДИЛИ НА ЗАСЛУЖЕННЫЙ ОТДЫХ ИЛИ ВЫКИНУЛИ ИЗ ЖИЗНИ?

          Выход на пенсию, или как её еще называют, «заслуженный отдых» - событие в жизни человека. Для кого-то это действительно отдых – возможность заняться любимым хобби, водиться с внуками, просто никуда не торопиться. А для кого-то это жизненная катастрофа. Когда он вдруг ни с того ни с сего лишается возможности работать – заниматься делом всей жизни. Делом, в котором он видел смысл своей жизни. Такая ситуация рассматривается в вышедшем на экраны в 1963-м году фильме «Последний хлеб», снятом режиссером Борисом Степановым по рассказу Вадима Трунина.
          Вечером накануне уборочной в колхозные мастерские заглянул Алексей Дёмин – молодой шофер, только что вернувшийся из командировки. И застал там старика Якушенко. Было более чем необычно видеть 70-летнего деда в слезах. В чем дело? Механик снял с его комбайна запчасти и поставил их на другие комбайны. А он-то каждую деталь своей «самоходки» (об этом чуть ниже) в керосине отмыл и отчистил. Подготовил комбайн к уборке, что называется, «по полной». Предложение плюнуть на всё, найти водки и «расслабиться» перед уборочной, - на время уборки хлеба на селе вводился жесткий «сухой закон», - старик воспринял агрессивно:
          - Ты молодой еще! Тебе работать и работать! Я этот колхоз поднимал! А ты?! У меня это может быть последний хлеб. Чую, умру зимой…
          Заглянув домой к механику, Алексей выяснил, что тот исходил из простой «арифметики». Лучше одна простаивающая машина, чем три. Да и дед ненадежен: «в любой момент «с копылков долой», и на «летучке» поработает». Понятно, что такая «логика» Алексея задела. Поговорили на повышенных тонах, на том и расстались.
          Здесь мы сделаем отступление и отметим, что механик со своей «логикой» не выведен положительным, но и жестко авторы фильма его не осудили. Что делать, несмотря на цинизм, есть, над чем задуматься. В страду дорога каждая единица техники. Чуть перестоят хлеба и «пиши пропало». Было бы идеально, если бы вся техника была укомплектована, но идеальной может быть только математическая теория, да и то, при ряде допущений.
          А Алексея «зацепило» всерьез. И даже не то, что обидели хорошего человека, сколько сама установка, что старика можно «списать со счетов» и что так могут поступить с самим Алексеем, когда придет его время. Вот и отправился он, на ночь глядя, на поиски этих самых запчастей. К нему присоединились лучший друг Димка и любимая девушка Ирина. Никто ничего не сказал, но было видно, что ситуация задела и их.
          А жизнь идет своим чередом. У бригадира колхозной бригады, у которого могли быть нужные запчасти, рожала жена, сам он уехал за доктором, и Ирине пришлось помогать роженице. Когда бригадир вернулся, друзья решили было воспользоваться настроением новоиспеченного отца и попросили помочь в их ситуации, но он не смог и ему было явно не до того. Единственное, что сделал - это подсказал, у кого эти запчасти могут быть. И снова ночь, дорога, степь. По пути Алексей и Ириной выясняли, любят они друг друга или нет. Ответа не было.
          Попали в гости к пьяной компании - мужики расслаблялись перед «сухим законом». Пришлось «уважить общество». Дальше: «Слово за слово», - как говорится. В голову Алексею прилетела бутылка, а у Димки под глазом образовался «фонарь». В таком виде их и остановил патруль ГАИ, когда они поехали в МТС, где тоже могли быть запчасти. Хоть и были тогда законы менее строгими по отношению к «запаху» за рулем, но в сочетании с «разукрашенными» лицами это стало причиной доставки в отделение. И тут молодым людям повезло. Начальник был на выезде, а в отделении оказался пожилой майор, который мало того, что вник в ситуацию и Алексей отделался штрафом, так еще и отвез к своему знакомому парторгу на МТС. Он-то и помог Алексею с запчастями. А между майором и парторгом состоялся интересный разговор.
          - Старику тому под семьдесят, а мне пятьдесят только «стукнуло». А тоже «старик»
          - Нашли старика … Ты еще жениться можешь.
          - Жениться-то я еще могу, а вот на пенсию выгонят – это «как пить дать». Ведь как годы считать? Считать-то ведь можно по-разному. Вот военком мне четыре военных за двенадцать календарных посчитал. Один к трем. Вот и получается «дед – шестьдесят лет».
          - Да … хитрая арифметика.
          - А возьми наших стариков. Пока работает – держится. А чуть на пенсию вышел – год-два и «каюк». Я тут на днях старшину встретил, которого в прошлом году уволил. Морда всегда была красная…, на посту ярче светофора светился. А тут его будто кто на зеленый переключил.
          - А причем тут пенсия? Здоровье у человека паршивое. Если здоровья нет, то что на работе, что на пенсии, всё одно …
          - Это ты брось! Безделье человека доканывает! Это я точно знаю! Ты меня в этом не разубедишь!
          В этих последних словах майор, - герой Георгия Жженова, - поднял важную проблему, которая была актуальна и тогда, и сейчас. И на селе, и в городе. И в милиции, и на производстве. Отправляя человека на пенсию, общество делало вроде бы благое дело – давало возможность не работать. Размер пенсии, особенно в городе, позволял жить вполне комфортно. Но человек терял смысл жизни, терял понимание, ради чего он существует. Вот почему старик Якушенко до последнего боролся за возможность поработать на уборке хлеба, а пожилой майор пошел навстречу Алексею Демину. Скорее всего, он помог не Алексею, тому старику, который сильно хотел еще хоть сколько-нибудь пожить полноценной жизнью.
          А в отделении шум и гам. Ирина требует вернуть «мужа». Надо было вместе попасть в милицию, чтобы разъясниться, любят они друг друга или нет.
    
          Отметим еще один важный посыл в фильме, который делает его документом эпохи. 1960-е. Первые годы строительства Коммунизма, о чем было объявлено с самых высоких трибун. Окончательный срок был обозначен в 1980-м. И в это верилось. Одной из составляющей коммунизма было создание нового типа человека, для которого труд на благо общества являлся бы не средством выживания, но «первейшей жизненной потребностью». Именно такие люди и предстают перед нами в фильме. Старик Якушенко, который торопится поработать напоследок. Не отдохнуть, заметьте, а поработать. Алексей, Ирина и Димка, что вместо того, чтобы отсыпаться перед предстоящим тяжелым рабочим днем, носятся по степи, чтобы обеспечить возможность деду отработать его, может быть, последнюю страду. И делают это не только из расположения к старику, но из понимания, что и им кто-то даст возможность отработать последнюю страду. Для этих людей труд уже стал первой жизненной потребностью. И такими должны были стать все советские люди.
          И еще один нюанс из серии документов эпохи: Алексею Дёмину на МТС помог не директор, а парторг. Когда Алексей попытался поблагодарить его, обратившись как к директору, то майор поправил его: «Директор спит давно». Небольшое, так сказать, напоминание на руководящую роль Партии, указание, кто в стране ночами не спит – о деле беспокоится. Вопрос о месте КПСС в управлении страной решался совсем недавно и страсти кипели не шуточные. Вот Партия и закрепляла свои позиции. На киноэкране в том числе.

          А еще было интересно погрузиться атмосферу 60-х – время юности и молодости моих родителей. Помимо Георгия Жженова в фильме играют Татьяна Гаврилова, Аркадий Трусов, Геннадий Юхтин, Роман Филиппов и другие популярные актеры того времени. Отделение милиции, где задержанных отделял только деревянный барьер на уровне пояса. Сила и авторитет милиции были такими, что мысль, о том, что потребуются клетки из арматуры, как в 90-е, не допускалась в принципе. Фильм «Карнавальная ночь» в «кинопередвижке» на свежем воздухе. Когда экран натянули на стрелах двух погрузчиков, а зрители устроились, кто как смог, и узнавали «есть ли жизнь на Марсе» под аккомпанемент «пения» комаров. Деревянные опоры линии электропередач вдоль дороги – точно такие же устанавливал мой отец, когда в студентом энергетического факультета работал летом на «электрификации» - как он выражался. Кепка, которую потерял герой фильма – точно такая же была и у моего отца. Грузовик ГАЗ-51, с выштампованной на боковине капота надписью «Горьковский Автозавод». Стеклянные молочные бутылки с крышками из фольги. Комбайн в фильме называют «самоходкой». Звучит необычно для уха даже выросших в 70-е, но здесь отголосок тех времен, когда еще были комбайны несамоходные – их тянул трактор. А самоходные комбайны были техническим новшеством.

          В общем, фильм стоит посмотреть. Кому-то вспомнить прошлое, а кому-то задуматься о настоящем и будущем.


Просмотры: 753

Возврат к списку