А.В. Болдырев ДЕРЕВНЯ НИКОГО НЕ БРОСАЕТ И МНОГОЕ ПРОЩАЕТ

29.08.2017

А.В. Болдырев ДЕРЕВНЯ НИКОГО НЕ БРОСАЕТ И МНОГОЕ ПРОЩАЕТ

          Многие были и остаются поклонниками советского кино. Есть в нем что-то такое доброе, хорошее, чего часто не хватает в повседневной жизни. Особенно если авторы ставят задачу показать человеческую доброту.

          Как поступит обычный человек, если ему в руки попадет чужой ребенок? Скорее всего, обратится в полицию. Пожалуй, так и правильно. Полиция знает, как найти родителей или опекунов малыша. Для таких детей есть места временного пребывания. Да и те, кто потерял, скорее всего, также пойдут в полицию. А там уже помогут найти друг друга. Но не так поступил возвращающийся с фронта домой Кузьма Кадкин. Степенный, разменявший пятый десяток мужчина. Не оставил где-то в милиции случайно попавшего в его руки полуторагодовалого мальчика, мать которого отстала от поезда. Вот и пришел домой не один. Скорее всего, он сумел бы объяснить всё жене и четверым детям. Но попался на его несчастье невыдержанный на язык кум . Ну, кум и сболтнул, не подумав, что ребенок Кадкина. А дальше начался, как говорится, «и смех, и грех». Не успел Кузьма дойти до дома, как домашние уже знают, что отец семейства возвращается не один. Вместо радостной встречи – горечь незаслуженной обиды. Попытки объясниться безрезультатны. Да еще и соседи масла в огонь подливают. В общем, нерадостно и обидно что незаслуженно. А время идет. Ребенок как бы и прижился в новом доме. Вот и жена Кадкина Пелагея приняла «пополнение» как своего. Назвала в больнице Александром и придумала возраст. А тут и настоящая мать нашлась. Еще бы! Ведь Кузьма всю дорогу в поезде ей рассказывал, что Кадкина в районе всякий знает. Как не найти?! Такой в общих чертах сюжет фильма «Кадкина всякий знает.», снятого в 1977-м году на студии «Ленфильм» режиссерами Натальей Трощенко и Анатолием Вехотко.
          Больше всего в фильме поражает заряд тепла и доброты, который исходит от деревни. Это подчеркивается временем действия фильма – разгаром лета, когда тепло устоялось, природа прогрелась. Никто из тех, кому в руки попадал ребенок, не отказывался от него, не бежал в милицию. Не кричал, что было сил: «Чей ребенок!». И Кузьма Кадкин, и случайно оказавшийся на дороге дед забирают ребенка. Не дают пропасть. «Сначала мы тебя, малыш, примем, накормим, обогреем. В общем, не дадим пропасть. А потом будем разбираться». Даже жена Кадкина – Пелагея и та, в конце концов, преодолевает выдуманную обиду, уступая тому древнему инстинкту сохранения жизни, который притупился у жителей городов.
Таков Кузьма Кадкин, такова деревня.

         Скорее всего, фильм был снят с установкой на создание привлекательного образа села, его жителей во второй половине 1970-х, когда процесс миграции населения из деревни в город вступил в ту критическую фазу, когда встал вопрос, а кто будет работать в деревне? В начале индустриализации в 1930-е людей буквально выдавливали на строящиеся фабрики, заводы, электростанции. Но в 1970-е был пройден рубеж, когда городское население СССР превысило сельское. Кто будет кормить город? Остановить, заторомозить грозящую выйти из под контроля миграцию – такой была установка руководства страны, которую кинематографисты выполняли.

          Фильм стоит еще раз посмотреть за тем, чтобы снова соприкоснуться с советской кинематографической школой, где на первом месте всегда был внутренний мир героя, а не внешние эффекты. Ценители, думаю, с удовольствием встретятся не только с Георгием Бурковым, Людмилой Зайцевой, Майей Булгаковой, Борисом Новиковым и другими актерами, ставшими символами советского кинематографа, но и с юным Романом Мадяновым, получившим широкую известность уже в наши дни, и его братом Вадимом.


Просмотры: 241

Возврат к списку