А.В. Болдырев РУКИ МАСТЕРА

04.12.2015

А.В. Болдырев РУКИ МАСТЕРА

          Одно из ярких воспоминаний моего детства – руки деда. С детства на тяжелой физической работе. Сначала на земле, потом на промышленных предприятиях. По рассказам отца, его братьев и сестер, дед был физически сильным мужчиной, который не боялся никакой работы. Я застал его уже высохшим стариком. Только руки напоминали о том, что это был за человек. Пальцы толщиной как сардельки, ладони – каждая шириной с две моих. Когда копали картошку, он пренебрегал лопатой. Выкапывал клубни руками. Эти руки помнили, сколько всего было ими переделано за долгую тяжелую жизнь. Помнили и напоминали.
            Нечто подобное я испытал, когда посмотрел снятый в 1973-м году фильм режиссера Вадима Дербенева «Гончарный круг». Руки старого гончара. Сколько крынок, молочников, мисок, блюдец «свертели», - как выражался мастер, - они за долгую жизнь? А началось всё просто. В отдаленную деревню Ярославской области приехали «киношники». У них рутинное задание – снять репортаж о народном умельце. Планировали по-быстрому уложиться один день и ехать дальше – работы «выше головы». Однако по-быстрому не удалось. У мастера не оказалось глины нужного качества и работа не пошла, изделия стали заваливаться, местные электрические сети оказались не рассчитанными на мощную осветительную киноаппаратуру. В общем, один день превратился в три. И работники кино не пожалели. Появилась возможность близко познакомиться с Михаилом Лукичем Болотниковым – потомственным гончаром. За чашкой чая, а то и за рюмкой; по пути к яме, где рыл глину еще отец мастера; за работой; вечером на завалинке идет неспешный разговор о жизни, о трагичном и комичном, что пережил старый мастер. Воевал в Первую мировую и в Гражданскую. Пропадал без вести. Устанавливал Советскую власть. Снова воевал уже с немцами. Выходил из окружения, попадал под обстрелы. Находясь в госпитале «свертел» для столовой глиняную посуду, но не сумел обеспечить нужную температуру обжига и в самый ответственный момент посуда начала разваливаться. И работал, работал, работал. Когда решили снять заключительный эпизод, то попросили местных жителей принести посуду, изготовленную Лукичем. Но оказалось интереснее. Не просто посуду принесли, но и сами пришли. И рассказали, когда была сделана посуда, кому досталась. Что стало с посудой и владельцем. За каждым изделием – судьба. И снова перед глазами прошла трудовая жизнь.
          Завершает фильм сцена, где соседский мальчишка показывает собственноручно изготовленное глиняное блюдо, только немного пережженное в печи по неопытности. Не прервалась нить мастерства. Будет жить гончарное ремесло.
          Хочу отметить точность авторов фильма с технологической точки зрения. Есть разница между тем, как изготавливается посуда на гончарном круге с ножным и ручным приводом. На ножном приводе изделие «поднимают» из цельного куска сырой глины, а на ручном, как и показано в фильме на лепешку – основание выкладывают спиралью валики. Так формируется заготовка, из которой потом «крутят» крынку, молочник, что-то еще.
          Еще один интересный момент в фильме. Присмотритесь к главному герою. Никого не напоминает? Старшему поколению зрителей должны быть знакомы его черты. Наиглавнейший министр Нушрок из «Королевства кривых зеркал», Магрибец – «дядя» Аладдина из «Волшебной лампы Аладдина». Их сыграл Андрей Файт – исполнитель роли старого гончара. В его жизни было много интересных ролей, но те кинозлодеи 1960-х запомнились, пожалуй, больше всех. Примечательно, что одна из его последних ролей – роль старого мастера, каким и был он сам, только не в гончарном деле, а в кинематографе.
          С высоты сегодняшнего дня очевидны идеологическая ориентация фильма, установка на создание привлекательного образа деревни. В начале 1970-х городское население превысило сельское и тенденция усиливалась – народ побежал из деревни. Однако фильм интересный, его стоит посмотреть за доброту, неспешную радость повседневного труда на радость людям. Посмотреть вместе с детьми. 


Просмотры: 644

Возврат к списку