И. Колесов ОБОРОТНАЯ СТОРОНА ОТЛИЧНЫХ ОЦЕНОК

15.06.2017

И. Колесов ОБОРОТНАЯ СТОРОНА ОТЛИЧНЫХ ОЦЕНОК

Надо ли заставлять детей хорошо учиться, требовать от них отличных оценок? Вопрос этот волнует не одно поколение родителей. Все родители хотят для своих детей хорошего будущего. Все понимают, что хорошие знания нужны. Да и что греха таить, любому родителю приятно, когда на родительском собрании вашего ребенка хвалят, и вы снисходительно посматриваете в сторону тех, чьих детей не хвалят, а то и высказывают недовольство. Вот только является ли успешная учеба залогом успешной карьеры – вопрос интересный. Поговорка «Из хороших студентов выходят хорошие инженеры, а из плохих – главные инженеры» родилась явно не на пустом месте. И это не горькая шутка неудачников, а оценка всей нашей образовательной системе. Сейчас на пятом десятке, оглядываясь на своих одноклассников и одногруппников убеждаешься, что в каждой шутке – шутки только доля.
Пишущий эти строки не был отличником и даже медалистом в школе. Не потому, что не знал чего-то, а за ершистый характер. Учеба давалась легко. Сейчас анализируя прошлое, я полагаю, что в основе всего лежат определенные способности и дисциплина. Родители жестко контролировали выполнение домашних заданий. Требование мамы – золотой медалистки быть отличником действовало класса до 8-го. Отец – троечник, впрочем, тоже с высшим образованием не очень рьяно, но поддерживал. Отличником я не был. Был твердым «хорошистом», имея от двух до пяти четверок в четверти. Однако твердые знания и навык учиться, осваивать знания, был привит. Когда начался подростковый возраст с его требованием самоутверждения, школьная доска стала для меня таким местом. Выйти и блестяще ответить, да еще и ввернуть что-нибудь из того, что прочитал за пределами учебника под восхищенные взгляды одноклассников. Что еще нужно подростку? С другой стороны, знания и отметки создавали, как я понимаю сейчас иллюзию самодостаточности. Отсюда недооценка некоторых сторон реальной жизни, которые проявлялись и в школе. Например, я свысока посматривал на пионерских и комсомольских активистов, многие из которых не блистали успеваемостью. Это сейчас я понимаю, что это тоже была школа. Школа карьеры, школа работы с руководителями и подчиненными, в почти реальной управленческой системе. Хорошая успеваемость давала право на снисходительное отношение к нарушениям дисциплины. Нет, хулиганом я не был, но определенное разгильдяйство, в виде, например, опозданий я иногда себе позволял, справедливо полагая, что на это посмотрят сквозь пальцы. И проходило.
В ВУЗ я поступил без проблем. Определенная демократичность и отсутствие близкого контакта с преподавателями сгладили ершистость характера, а умение осваивать, при случае зазубривать, знания и их воспроизводить остались. Так что отличные оценки и Ленинская стипендия не заставили себя ждать. Меня звали в комитет комсомола, но я вежливо уклонялся, не понимая, зачем мне это. Те немногие блага, что давала комсомольская работа как-то не особо привлекали.
Когда пришел на реальную работу, то встретили меня радушно. «Красный диплом» располагал. Однако не сразу, но стали проявляться, как я полагаю сейчас, пробелы в образовании. Нет, не в школьной и ВУЗовской программе, а в жизненной. Привычка к разгильдяйству под прикрытием отличной учебы стала поводом для неоднократного недовольства руководителя. К тому же выявилась одна интересная черта моего характера. Я легко осваивал новое, даже добивался некоторых успехов. Но дальше эффект новизны пропадал и становилось не интересно. В школе, в ВУЗе каждый год, каждый семестр, каждый день что-то новое. А на производстве – сплошная рутина. Становилось скучно.
У хорошей обучаемости выявилась еще одна особенность. Я всегда понимал, что легко освоюсь на другом месте. Что, в общем, и происходило. Нет, «летуном» я не стал. До 40 лет я по большому счету сменил только три места работы. Везде осваивался и делал какие-то успехи. Но, приходя на новое место, я фактически возвращался на ноль. В то время как мои сверстники упорно копали ту тему, которая им досталась. Да, они копали не так быстро как я, но копали на одном месте. Понятно, что их «котлован» оказался глубже. Сейчас один – директор завода. Другой – заместитель руководителя крупной бюджетной структуры. Да, обидно, что те, кто у тебя выпрашивал списать, тебя обогнали. Но эмоции уже давно ушли на второй план. А на первый вышло понимание пробелов в моем жизненном образовании и того, что «после 40 жизнь только начинается». Ну и учиться я еще не разучился.

Я ни в коем случае не предлагаю родителям перестать обращать внимание на оценки детей в школе. Я просто предлагаю задуматься над содержанием нашего образования. Чтобы оценка в школе соответствовала оценке в жизни. Задуматься над своим отношением к детям. Может быть, стоит попридержать родительское тщеславие и дать возможность ребенку выспаться, лишний раз выйти во двор, чтобы побегать, размяться, пообщаться со сверстниками?


Просмотры: 212

Возврат к списку