Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 456512, Челябинская обл., Сосновский р-н, п. Красное поле, ул. Цветочная, д. 3
  • 8 (351) 44-92-171
  • krpole.adm@yandex.ru

О поселении

Косарев Н. РАРИТЕТ КАК СВИДЕТЕЛЬСТВО

1 Июля 2016 12:07

Количество просмотров: 1398

          Сразу никто не поймёт, что это за лицо, что это за человек. Правильные черты лица, никаких изломов, невоздержаний, уверенный взгляд, уже пройденный путь, уверенность в себе. И многие пройдут мимо, не вглядываясь: что же у правильного может быть уникального? Вот если излом и перекошенное лицо, страсти и метания, жилы в палец – это да. Так и проходят мимо эпохи.

          Вообще логика появления раритета исследовалась многими и большинство исследователей приходило к тому, что раритет часто формируется самым невообразимым образом и часто с огромной долей личного пристрастия и часто с неожиданной задачей.
          Чтобы усилить эффект, мы не обратим внимание на подпись внизу портрета. Чтобы эффект бы особо неожиданным. И зададим вопрос: кто это?
          Надо сказать, не угадал никто. Это – дояр. 1975 год. Рука художника Сабурова.
          Прочувствовали эффект неожиданности?
          Поэтому раритет.

          В чём сила вещи? Для меня, вполне презирающего в те времена всю «колхозню» - напоминание об ошибке, когда мы в СССР многого не заметили и выплеснули, как говорят, вместе с водой дитя. Для меня это свидетель моей ошибки, моего заблуждения, обвинение в огульности той политической маяты, что только сломало и ничего не создало. И теперь – какое лицо нашего поля и сельского хозяйства? Правильно, китайское. Но кто будет писать это лицо? Только сатирик.  

          Коллекция обладают удивительным свойством: в недрах могут скрываться неожиданные вещи, актуальность которых рождается внезапно. Еще пять лет назад этот портрет не заметили бы. Почему? Потому что политика, почти гласная, по отношению к Земле была простой: китайцы – их много, пусть нас накормят. Вот они какие трудливые и дешёвые, – у нас не так.
          Но оказалось, что не особо китайцы торопятся блюсти наши интересы. Агрессивное земледелие и скотоводство давно попали в криминальные сводки. Стелется след отравленных озёр и убитых земель невиданными химикатами. А цены никак не идут вниз. Поэтому печать неосознанной, если не вины, то какой-то хитрости, какой-то фиги в кармане, - у них всегда на лице. Они смотрят – всегда! – исподлобья. Сколько я видел «полевых» китайцев – ни разу не встретил прямого – такого, как на портрете, - взгляда. И я понял, что они никогда не дадут нам Чистое Лицо Нашего Поля. Никогда. А значит то, чем они нас кормят, тоже – исподлобья.  

          Сейчас таких лиц у Нашего Поля нет. Поэтому и раритет. Поэтому и свидетельство: а мы могли лучше! Это значит пора затосковать по нашим ушедшим лицам – чтобы вернуть Нашему Полю – наше лицо. Если государство повернулось к Земле и полю, то и нам пора это сделать. Для этого часто не надо изобретать, сочинять – достаточно принять традицию таких портретов. Ведь эти люди могут быть еще живы! И жить рядом с нами.
          «Иван Александрович Кайгородов, знатный дояр района, области, РСФСР, из совхоза Сладковский район. С.Сладковское». Свердловская область».  
          Это Ирбитские края, которые до сих пор славятся своим молочным комплексом, как в свой время славились «пушными» миллионерами из романов Мамина-Сибиряка («Приваловские миллионы»).
          Так может, до сих пор эти Лица питают дух Нашего Поля, и ещё, как говорят, не вечер!  

          Как сказал один коллекционер, раритеты не только предлагают заглянуть в прошлое, они приглашают в будущее – но со своей меркой, со свой печатью, своей статью: мол, если могли, так и сможем.