Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 456512, Челябинская обл., Сосновский р-н, п. Красное поле, ул. Цветочная, д. 3
  • 8 (351) 44-92-171
  • krpole.adm@yandex.ru

О поселении

А.В. Болдырев МЕЛЕХОВ И НАГУЛЬНОВ ЧЕРЕЗ ПЯТНАДЦАТЬ И ТРИДЦАТЬ ЛЕТ

27 Ноября 2015 12:11

Количество просмотров: 1342

          Анатолий Калинин – один из известных советских писателей. Его произведения издавались крупными тиражами, по ним сняты художественные фильмы. В своих произведениях он рассказывает о жизни послевоенной российской деревни на его родине - Дону. Со страниц произведений встают вернувшиеся с фронта мужчины, женщины, многие из которых не дождались с фронта мужей. На плечах этих людей выживают колхозы и которые, в конечном итоге кормят всю страну.
             Мы видим сложные взаимоотношения в колхозах. Запутанные интриги. Официально власть в колхозе – председатель, но на эту власть может иметь влияние его приятель, с которым он регулярно распивает забористое донское вино. А приятель – зять кладовщика, что списал в отходы несколько пудов первоклассной колхозной пшеницы. В рассказе «Лунные ночи» мы видим картину общего собрания колхозников, ставшего ареной столкновения двух партий: с одной стороны соединенного семейного клана Семиных-Деминых, что исподволь оккупировали неприметные, но ключевые должности, вроде кладовщика, счетовода и потихоньку работают не столько на общее дело, сколько на свой интерес; с другой – колхозниц во главе с бригадиром Дарьей Сошниковой. И там правил нет. Самый красноречивый оратор может быть срезан «невинным» вопросом вроде: «Ты, Андрей Петрович, на собрание из дому пришел или прямо от Пашки Кравцовой?» И видно, что парторганизация, что теоретически должна являть собой «руководящую и направляющую», на самом деле вынуждена считаться как с теми, так и с другими.
         Мы видим руководителей колхозного и районного уровня, у которых с одной стороны обескровленные, отдавшие Войне лучших работников колхозы, с другой – интересы государства, которому нужно поднимать промышленность, кормить город. Планы, которые нужно выполнять, невзирая на погоду, неурожай. Стоит ли поощрять новаторство, если завтра план, сориентированный на результаты новаторов, будет «спущен» всем? Что делать с огромным урожаем, которого не ждали, и под который нет ни техники, чтобы убрать, ни элеваторов, чтобы сохранить?
           Перед нами проходит галерея образов деревенских жителей. Гордая и открытая Дарья Сошникова, что честно работает в колхозе и одна без мужа тянет детей, с одной стороны. «Промежутки», что вроде бы и не враги Советской власти, но и работают в основном на себя, отрабатывая «трудодни» только для вида и готовые прибрать всё, что плохо лежит - с другой.
          Интересны взаимоотношения людей. Как быть, если отец не вернулся с войны, а мать полюбила другого. А тот другой – женат. У него своя жена, дети. Сын не принимает нового счастья матери. Мечется между семьей и новым чувством взрослый, состоявшийся мужчина. А потом возвращается муж и отец, который не погиб, перенес все муки плена и нашел путь домой. Кому под силу распутать такой клубок? Только Война может так испытывать, так затягивать узлы человеческих отношений. В мирное время, когда жизнь идет своим чередом от сева к жатве и снова к севу такое врятли произойдет. Именно такая ситуация предстает перед нами в повести «Суровое поле».
         Будем откровенны: Анатолий Калинин не Михаил Шолохов. Да, он писал о Доне, о донских казаках. Но это уже не те лихие донцы - гордые, свободные жители порубежья, живущие на собственной земле, которую они обрабатывают и защищают. Это уже советские колхозники. Советизация, расказачивание, коллективизация оставили на Дону глубокий след. Это другая эпоха и другое мировоззрение. Такой широкой панорамы человеческих судеб, такого глубокого исследования человеческих характеров, человеческих взаимоотношений, в сложнейший период нашей истории, какое предстает перед нами в «Тихом Доне», у Анатолия Калинина нет. Такого слома сознания, что пережил Григорий Мелехов, у Анатолия Калинина мы не увидим. Имеются, конечно, кое-какие мелкобуржуазные отклонения, но они небольшие и заслуживают осуждения. Здесь всё более-менее стабильно. Очевидны политические ориентиры Анатолия Калинина. Он жил и работал в советское время, в рамках тогдашней идеологии. Тем не менее, его произведения интересны как свидетельства жизни российского села в послевоенные годы. Как жили колхозники, что их волновало, как выстраивали отношения между собой. Как организовывалась их жизнь. Как вели хозяйство. Как совмещали личное и общественное. В какой-то степени, можно рассматривать героев Калинина, как героев «Тихого Дона», прошедших через «Поднятую целину», вынесших на своих плечах Великую Отечественную войну. Как Мелеховых и Нагульновых через пятнадцать и тридцать лет.